Wer heilt, hat recht - Прав тот, кто излечивает. (С.Ганеман)

Медицинский гомеопатический центр

"Филикс"

(г. Москва)
Wer heilt, hat recht - Прав тот, кто излечивает. (С.Ганеман)

Медицинский гомеопатический центр

"Филикс"

(г. Москва)


Бронхиальная астма: причины и лечение

Что есть «бронхиальная астма»
Чем лечат неизлечимое
Наша практика
Наш противоастматический арсенал

Что есть «бронхиальная астма»

В переводе с греческого «астма» означает «удушье». Удушье же – понятие широкое, так как может возникать по самым разным причинам. Это и сердечнососудистые патологии, и некоторые заболевания крови, и попадание в респираторный тракт инородных тел, и отравления... Притом несмотря на то, что в современном медицинском лексиконе термин «астма» употребляется почти исключительно для обозначения приступообразного патологического сужения просвета дыхательных путей, его традиционно используют с прилагательным «бронхиальная». Астма
Приступ бронхиальной астмы, как полагают, возникает от совместного воздействия двух причин – рефлекторного спазма бронхов и выделения в их просвет большого количества трудноотходящей мокроты, в результате чего резко затрудняется доступ воздуха к легким. Приступы, особенно у детей, могут существенно варьировать по силе и продолжительности. Но во всех случаях, когда больному удается их пережить, состояние это бывает более или менее обратимо, чего нельзя сказать о самой болезни, которая имеет тенденцию к постепенному, а иногда и стремительному прогрессированию. Известны, впрочем, случаи, когда бронхиальная астма в своем течении не претерпевает существенных изменений многие годы. Бывает и так, что по прошествие какого-то времени она самостоятельно затухает, не исчезая, впрочем, бесследно, а лишь переходя в какую-то иную форму хронической болезни.
Бронхиальная астма представляет собой одну из форм атопии и очень часто развивается взамен атопического дерматита (т.н. атопический марш), чему весьма способствует его активное «лечение» наружными средствами. В свете современных иммунологических воззрений бронхиальная астма, как и все другие формы атопии, является проявлением гиперчувствительности первого (немедленного) типа. Но этот замечательный факт, отнюдь, не проливает света на её причины, а лишь констатирует следствие.
Если отбросить наукообразную болтовню, имеющую своей главной целью самоутверждение выступающих или же привлечение денег под сомнительные околоастматические прожекты, причины бронхиальной астмы (впрочем, как и атопии вообще) в конвенциональной медицине считаются делом тёмным, а в трудах авторов, на которых «снизошло озарение», в качестве оных, как правило, указываются лишь следствия уже развившегося патологического процесса. Еще, как водится, ссылаются на пресловутые «гены». А на них, как известно, списать можно всё, особенно, если при этом ничего не соображать в генетике. «Генетическая» теория хороша тем, что снимает с её изобретателей всякую ответственность за бесплодность их усилий по лечению этого заболевания, а плоха тем, что противоречит здравому смыслу (с генетических позиций, к примеру, невозможно объяснить, почему число больных бронхиальной астмой в некоторых регионах удваивается каждое десятилетие, притом, что абсолютная численность населения в них не возрастает). Между тем, астмой можно заразиться точно также, как и любым другим инфекционным заболеванием, что и было подтверждено экспериментом, в ходе которого был установлен и возбудитель заболевания. Именно в заразности астмы, а вовсе не в «генах» следует искать причины более частого её возникновения у тех, чьи родственники имели это заболевание. По нашему глубокому и подтвержденному обширной практикой убеждению, никак не связанному с выпрашиванием денег у государства или каких-либо фондов, первопричиной атопии вообще и астмы в частности является хламидийно-микоплазменный микст. Что же касается механизмов патологического процесса, то они едины для всех форм атопии и достаточно подробно рассматриваются на примере атопического дерматита в одноименной статье, размещенной на нашем сайте. Как и в случае атопического дерматита, в качестве провокаторов приступа могут выступать различные и зачастую трудноидентифицируемые объекты окружающей среды, которые по нашему мнению, являются микроорганизмами или же контаминированными ими объектами. При этом главной причиной атопического иммунодефицита, вынуждающего организм прибегать к атопическим «реакциям отчаяния», являются хламидии, а основными (и возможно, единственными) провокаторами – вездесущие микоплазмы – как свободно витающие в воздухе, так и обитающие на самых различных объектах – от частиц пыли и продуктов питания до постельных (пылевых) клещей и даже других микроорганизмов, таких, как грибы, бактерии и простейшие, которые в результате сами становятся вторичными провокаторами, а заодно и источниками массы заблуждений, касающихся механизмов астматического приступа. При этом провокатор, отнюдь, не обязан быть членом патологического микробного сообщества, обитающего в организме астматика. Он вполне может принадлежать (и вероятнее всего принадлежит) другому виду микоплазм, который в норме может быть абсолютно безвредным. Главное, чтобы иммунный аппарат больного ошибочно принял вторжение провокатора за активизацию или мутацию «собственных» микоплазм и поднял тревогу, которая в условиях хламидиозного иммунодефицита способна очень быстро перерасти в панику.
Известна, впрочем, особая разновидность бронхиальной астмы, приступы которой возникают под воздействием физического напряжения и, вроде бы, ни с какими экзогенными провокаторами не ассоциированы. Однако отсутствие видимых провокаторов, не означает их несуществования. Логичнее предположить, что оные постоянно находятся при самом организме, а на фоне физической нагрузке лишь активируются (склонность к активации при физической нагрузке присуща и всё тем же микоплазмам).

Вообще, в пользу инфекционной этиологии астмы имеется множество доводов – значительно больше, чем в пользу какой-либо иной. Однако пульмонологический истеблишмент не спешит с её признанием. И дело здесь не столько в причудливости его мыслительного аппарата, сколько в корпоративных интересах, удивительным образом совпадающих с финансовыми интересами фармацевтических картелей, производящих средства для купирования приступов астмы и ничего не производящих для её реального излечения. Нашлось впрочем, «светило» (России его, как всегда, явил сумрачный Питер), которое, ничтоже сумняшеся, заявило (да не где-нибудь в курилке, а в «Википедии>»!), что на свете существуют сразу две бронхиальные астмы – одна «атопическая», а другая – наоборот, «инфекционная»! Видимо, «светило» совершенно не смутил тот факт, что его пассаж, объявивший «неатопией» то, что является атопией по определению, сродни утверждению о том, что «не все курицы птицы». Страшно представить, как исхудали бы медицинские журналы, как тихо стало бы на медицинских конференциях и в аудиториях медвузов, если бы медицинским «светилам», вдруг, запретили рассуждать о болезнях, которые они не умеют лечить!

В заключение этого раздела, будет не лишне упомянуть о том, что существуют патологические состояния, клинически весьма напоминающие бронхиальную астму, но де факто таковой не являющиеся. Наиболее частое среди них – так называемый спастический бронхит, который (особенно у детей) очень похож на бронхиальную астму, но имеет острое, не приводящее к хронизации течение и обусловлен какой-либо транзиторной инфекцией, часто – с общими симптомами, характерными для «обычного» ОРЗ. В тех же случаях, когда врач обнаруживает у пациента некий «хронический спастический бронхит», с высокой вероятностью речь идет о недиагностированной бронхиальной астме, ибо подавляющее большинство хронических бронхитов вызываются теми же возбудителями, что и бронхиальная астма, и нет никакого смысла их дифференцировать по малосущественным признакам.
Астмоподобные приступы у клинически здоровых индивидуумов могут вызывать некоторые вещества (хлор, аммиак, сернистый газ), способные специфически раздражать рецепторы бронхов. Но подобные приступы также не имеют хронического характера и не повторяются после устранения токсического воздействия.
Существует и еще один, хотя и довольно редкий вид псевдоастмы, который, по нашему мнению, ассоциирован с гельминтами. От истинной бронхиальной астмы он отличается полной невосприимчивостью к противоастматической терапии при явной восприимчивости к терапии противогельминтной. В этом случае вероятной причиной астмоподобного приступа может быть токсическое или механическое раздражение бронхиальных рецепторов глистами, в цикле своего развития или же ввиду специфических гастроэнтеральных патологий мигрирующими в респираторный тракт из желудочно-кишечного.
Следует отметить, что наличие у больного псевдоастматической патологии, отнюдь, не исключает одновременного наличия у него и истинной бронхиальной астмы или какой-либо иной формы атопии.

Чем лечат неизлечимое

Конвенциональная медицина считает бронхиальную астму (а вернее сказать, атопию в любой её форме) неизлечимой и не предлагает во избавление от неё никаких действенных способов. Тем не менее, она располагает значительным арсеналом разнообразных противоастматических средств, единственным назначением которых является предотвращение худшего из исходов без каких-либо претензий на полное излечение. Практически все эти средства являются антипатическими, то есть противодействуют рефлекторным реакциям организма, приводящим к сужению воздухоносных путей. По сути, они не помогают организму в противостоянии болезни, а наоборот - борются с ним самим, препятствуя его естественным реакциям на патоген, могущим, однако, привести к смерти. С патофизиологической точки зрения применение этих средств, конечно же, варварство. Но это варварство позволяет, если не спасти, то существенно продлить множество жизней, а значит, в обществе, правовая организация которого базируется на приоритете интересов личности перед интересами социума, имеет право на существование.
По способу введения противоастматические средства подразделяются на пероральные, парентеральные и ингаляторные. Пероральные и парентеральные средства гораздо более токсичны и срабатывают медленнее, чем ингаляторные. Специфическим же недостатком ингаляторных средств, является невозможность их проникновения в нижние отделы дыхательных путей, так что, они способны попадать только на бронхи и отходящие от них крупные бронхиолы. Но значительно меньшая системная токсичность и быстрота срабатывания делает их предпочтительными при купировании не очень часто возникающих приступов малой и средней тяжести. Когда же приступы очень часты или тяжелы, преимущество могут иметь пероральные и парентеральные средства или же комбинированное использование различных способов введения препаратов.
Среди средств, купирующих астматические пароксизмы популярны т.н. бета-адренэргические стимуляторы, относящиеся к бронхолитикам (то есть, к средствам, расширяющим бронхи). Они возбуждают находящиеся в слизистой оболочке бронхов рецепторы адреналина, сигнал от которых приводит к расширению бронхов и облегчению дыхательного акта. Для тех же целей может быть использован и сам адреналин, но его действие распространяется на все типы адренорецепторов организма, что порождает множество нежелательных побочных эффектов, особенно, при неточном выборе дозы. Поэтому в качестве адреномиметиков стараются использовать препараты, действующие только на некоторые типы адренорецепторов, а именно, приуроченных к бронхолёгочной системе. Это, как считается, существенно ослабляет побочное действие лекарства на организм в целом. Примером такого селективного адреномиметика является Сальбутамол (Альбутерол), назначаемый для купирования внезапных пароксизмов астмы. Хорошим неигаляторным бронхолитиком является также старый добрый Эуфилин. Но при его использовании также возникают трудности с подбором эффективной и одновременно безопасной дозы. Поэтому его применение оправдано только при самых легких приступах, когда риск от несрабатывания малой дозы не велик, и при самых тяжелых, когда вопросы общей токсичности отодвигаются на второй план. В первом случае он может быть использован перорально в комбинации с другими средствами, причем, не только для купирования астматических приступов, но и для лечения других респираторных патологий, когда требуется расширение бронхов. Во втором – предпочтительной формой введения является парентеральная, а сама процедура проводится в стационаре под постоянным врачебно-аналитическим контролем.
Еще более эффективными, но и еще более разрушительными для организма средствами для купирования и даже предотвращения астматических пароксизмов являются кортикостероиды. Как и всегда, когда в ход идут гормональные препараты, такая терапия является терапией отчаяния, но порой именно она становится единственной альтернативой смерти от удушья. Кортикостероиды могут применяться в любых формах. Иногда предпочтительнее бывает их пероральное или парентеральное введение; иногда – ингаляторное. Каждый из вариантов по-своему плох и хорош. Но в целом применение кортикоидов для купирования или предотвращения астматических приступов всегда является выбором меньшего из двух зол.
Одним из относительно малотоксичных препаратов для предупреждения приступов астмы является Интал (известный также как Кромогликат натрия и еще под несколькими десятками коммерческих наименований). Он блокирует секреторную активность тучных клеток, ослабляя интенсивность патологических иммунных реакций с их участием. Однако и у этого препарата имеются существенные недостатки. Во-первых, он не пригоден для купирования приступа in statu nascendi, и для его предотвращения должен приниматься курсами по нескольку раз в день. Во-вторых, он малоэффективен при средних и тяжелых формах болезни. В-третьих, помогает далеко не всем, а лишь 30-50% тех, кому мог бы быть показан. В-четвертых, он до неприличия дорог – его потребительская цена – около 1 рубля за миллиграмм (по некоторым данным, в Европе – еще дороже). С учетом того, что на один «пшик» расходуется около 5 мг препарата, а таких «пшиков» в течение суток может потребоваться до двух десятков, больному день такого «лечения» может стоить до 100 рублей, притом, что само «лечение» избавления от болезни не предполагает и может продолжаться неопределенно долго. Следует отметить, что химическая структура Интала относительно проста, и его промышленное производство, очевидно, не представляет никаких технологических сложностей, способных так болезненно отразиться на себестоимости. Таким образом, дороговизна этого препарата не может быть объяснена ничем иным, кроме недобросовестности его производителей и/или продавцов.
Кроме лекарственных способов борьбы с приступами астмы, в России (вернее, ещё в СССР), а затем и в некоторых других странах был «узаконен» и один нелекарственный. Это так называемый метод Бутейко. Суть его состоит в таком управлении дыханием, при котором вдох становится менее глубоким. Несмотря на свою паллиативность, довольно мутное научное обоснование и некоторые другие недостатки, этот немедикаментозный метод и по сей день пользуется популярностью и, видимо, вполне себя оправдывает, позволяя многим пациентам существенно сократить количество потребляемых ими гормональных препаратов. Неизвестно, как бы сложилась его судьба, если бы он возник не в 60-х годах прошлого столетия, а в наше время. Скорее всего, он был бы дискредитирован «двойными, слепыми, рандомизированными (и заказными) исследованиями» или имел бы диссидентский статус, так как явно противоречит интересам фармбизнеса.

Кстати, о диссидентах. Оказывается, в делах астматических таковые тоже имеются! Во всяком случае, есть люди, позиционирующие себя именно в этом качестве. Для примера упомянем доктора В.Н.Солопова и даже рассмотрим поближе его метод. Этот доктор со страниц сайта, принадлежащего практикующему этот метод учреждению под двусмысленным названием «Астма-сервис» утверждает, что причиной бронхиальной астмы является грибок Candida, вызывающий воспалительный процесс в респираторном тракте. Такие воззрения нам представляются несколько поверхностными, однако они гораздо ближе к нашим, чем разного рода «генетические», «гигиенические», «психосоматические» и иже с ними, и уже сам факт поиска причин бронхиальной астмы в инфектологической сфере заслуживает одобрения. Следует сразу заметить, что Candida – та самая, что перекрашивает языки температурящих больных в серо-белый цвет и в виде «молочницы» доставляет множество неприятностей некоторым дамам - отнюдь, не единственный грибок, ассоциированный с астмой, и, пожалуй, даже, самый неассоциированный с ней среди грибковой братии. К примеру, пароксизмы бронхиальной астмы великолепно провоцирует потолочная плесень, в составе которой грибков этого рода, как правило, не бывает. Но то, что микроскопические грибки являются наилучшими упаковками для реальных провокаторов атопических приступов, таких, как микоплазмы, по крайней мере, у нас никакого сомнения не вызывает. Однако критерием истины, как известно, является практика. То есть, главное это результаты. Так каковы же эти результаты?
Насколько можно судить по материалам сайта, метод Солопова состоит в освобождении полостей бронхиального дерева от плотной слизи, грибковой инфекции и воспаления посредством введения в респираторный тракт высокодисперсных аэрозолей лекарственных веществ, способствующих разжижению и отхождению мокроты, а также уничтожению некой микрофлоры (вероятно, грибковой) и ликвидации воспалительных процессов. При этом высокая степень дисперсности лекарственного вещества достигается посредством воздействия на него ультразвуком. Применение высокодисперсных лекарственных аэрозолей, по-видимому, имеет своей целью как можно более глубокое их проникновение в еще остающиеся проходимыми ветви бронхиального дерева, что, несомненно, должно способствовать повышению их эффективности. Не зная деталей лечебного протокола (а еще скорее – протоколов) и используемых в нем лекарств, невозможно напрямую оценить реальную эффективность этого метода. Однако колонтитул, красующийся на каждой странице этого сайта, гласит буквально следующее: «Астма излечима в астма центре 'Астма-Сервис'. Лечение астмы по методу д-ра В.Н. Солопова и полное восстановление здоровья!». Звучит, в общем, многообещающе, однако есть сомнения.
Во-первых, д-р Солопов не указывает названий применяемых им лекарств и при этом никак не намекает на их эксклюзивность. Из этого можно сделать вывод, что он использует вполне обычные противоастматические, противогрибковые и противовоспалительные средства, доступные в любой аптеке. Но хорошо известно, что ни одно из таких средств астмы излечить не в состоянии. И в этой связи крайне маловероятно, что «всё дело в маленьких пузырьках» (для тех, кто не понял: это из рекламы «надутого» пузырьками шоколада), а значит, и «прорыва» ожидать, вроде бы, не от чего, и сам рекламируемый метод вырождается, быть может, и в полезную, но банальную оптимизацию уже существующих – без претензии на реальное излечение, что не соответствует смыслу упомянутого колонтитула.
Кстати, о пузырьках! Вернее, о мощных кавитационных явлениях, возникающих при диспергировании жидкостей (и даже твердых тел) посредством ультразвука. Специалистам хорошо известно, что в этих самых кавитационных пузырьках развиваются такие чудовищные температуры и давления, какие не способна длительно выдерживать даже специальная сталь, из которой изготавливаются гребные винты океанических лайнеров! Что уж говорить о синтетических стероидах и других продуктах органического синтеза, коими являются все без исключения противоастматические и противогрибковые препараты! Вне всякого сомнения, они на такой экстрим не рассчитаны. А значит, не лишне было бы знать, какие именно продукты их «ультразвукового крекинга» влетают в бронхи вместе с исходными лекарствами, и каковы отдаленные последствия таких многократно повторяемых процедур. Но об этом не упоминается. Значит, вопрос не изучался, а скорее всего, даже и не ставился.
Кое-что об эффективности метода Солопова можно узнать из резюме о сравнительном исследовании, опубликованном на сайте его клиники. Правда, испытания эти были самостийными (сторонние наблюдатели на них, видимо, не присутствовали), а их результаты оценивались по каким-то особым «внутренним стандартам» заведения. Ну да, на безрыбье… Так вот, из этого резюме явствует, что сиюминутный и среднесрочный результаты по критериям купирования приступов и изменения функций дыхания оказались очень неплохи, хотя, последние и имели тенденцию к снижению по завершение курса ингаляций, притом, что базовая гормонотерапия не отменялась ни на время проведения ингаляций, ни после них, то есть, пациенты на всём протяжении испытания и после него оставались на гормонах, а значит, независимо от наличия или отсутствия у них приступов продолжали уверенно двигаться в никуда. При этом ни о какой контрольной группе, которая могла бы служить «стандартом» при подведении итогов, не сообщается. А это значит, что, как минимум, некоторые из достигнутых показателей могли быть не следствием ингаляционной терапии по Солопову, а результатом обычного гормонального подавления реактивности бронхов (не редки случаи, когда такое подавление приводит к полному исчезновению приступов и создаёт иллюзию выздоровления, притом, что болезнь никуда не девается, а лишь перебрасывается на другие органы). Никаких данных насчет того, что стало бы с этими больными, если бы на период испытаний или уже после них им отменили гормональную терапию, не приводится. Значит, похвастаться нечем. Исходя из всего этого, следует предположить, что метод д-ра Солопова, в лучшем случае, лишь оптимизирует уже существующие методы, но не решает главной проблемы – ликвидации бронхиальной астмы, не говоря уже об атопии вообще. А значит, вышеупомянутая помпезная декларация едва ли соответствует действительности.
Существует, впрочем, и совсем простой, но не менее действенный способ оценить реальные возможности того или иного лечебного заведения, а также его философию и степень порядочности по отношению к пациентам. Речь идет о его сайте и форуме. Если у медучреждения нет своего сайта, значит, это в лучшем случае шарашкина контора, а в худшем – вообще юридический и хозяйственный фантом (как говорится, если вас нет в интернете, значит, вас нет вообще).
Если у медучреждения есть сайт, но на нем нет форума, то с высокой вероятностью это «разводильня» для простофиль, падких на «розовые фантики», коих, обычно, предостаточно развешано на всех страницах подобных бесфорумных сайтов. Пациент для таких заведений – не совсем человек или даже совсем не человек. Это «платящая единица», подлежащая максимальной «экспиляции» (не путать с экспирацией!).
Если форум, таки, есть, но свобода слова на нем ограничена жесткой модерацией или, паче того, премодерацией, значит, заведение претендует на некий подвижнический статус, но успехи у него очень средние или же оные вообще не просматриваются, и уже притом ему есть, что скрывать от кандидатов в пациенты.
Если же на форуме имеется возможность свободно высказываться по существу, и такие высказывания после публикации не «корректируются» и не исчезают самым загадочным образом, значит, заведение работает вполне успешно, а главное – честно исполняет свои обязательства перед пациентами. Оно не боится отдельных негативных отзывов и даже злонамеренного флуда, ибо даже если таковой появится, то будет быстро дезавуирован отзывами реальных пациентов. Такое учреждение ощущает благожелательность, понимание и поддержку со стороны подавляющего большинства своих пациентов (в том числе, и бывших), и не боится их.
Иными словами, успешной и добросовестной фирме демократический форум выгоден, хотя бы, как естественная, практически бесплатная и внушающая доверие реклама, а лживой и неуспешной – невыгоден до крайности, ибо при таком своем статусе он очень быстро превратится в одну сплошную рекламацию, и попросту уничтожит своего незадачливого учредителя.
Так как же обстоят дела на сайте заведения «Астма-сервис», применяющего метод д-ра Солопова? Да. Форум, хотя и малолюдный, имеется. Но на нем, таки, действует премодерация. А это с высокой вероятностью означает, что г-ну Солопову сотоварищи есть, что скрывать, и есть, от кого скрываться.

К астматическому диссидентству с полным правом можно было бы отнести и гомеопатию, пытающуюся (и порой не безуспешно) бороться с бронхиальной астмой посредством гомеопатических лекарств. Впрочем, такой статус для неё представляется несколько унизительным. Ведь гомеопатия начала борьбу с этой болезнью задолго до того, как на земле появилась фарминдустрия, а вместе с ней и пресловутая конвенциональная медицина как её коммерческий и идеологический придаток.
Среднестатистический (не хватающий с неба звезд, и не вдаряющийся в оккультизм) гомеопат-практик лечит бронхиальную астму точно так же, как и любое другое заболевание. А именно: собирает в кучку все имеющиеся у больного симптомы и пытается подыскать для него гомеопатическое лекарство, максимально им соответствующее (для каждого лекарства существует такой перечень). Благо – с появлением компьютера и специальных программ (т.н. электронных реперториумов) задача подбора наиболее «подобного» препарата решается весьма банально и почти механически: на входе – перечень симптомов, на выходе – список гомеопрепаратов, выстроенных в боевой порядок – от наиболее до наименее «подобного». Остается только осведомиться, которые из них имеются в гомеопатической аптеке, и выписать рецепт. Критерием выздоровления, естественно, служит исчезновение у пациента соответствующих жалоб. В общем-то, нормальный подход, часто приводящий к существенному улучшению состояния или даже к более или менее длительной ремиссии, но лишь изредка – к полному излечению. А причина этого во всё том же недоучете этиологии заболевания и ориентации при выборе препарата лишь на внешние признаки.
Иногда значительное улучшение течения бронхиальной астмы наблюдается на фоне употребления лекарственных трав и содержащих их биологически активных добавок. Но при ближайшем рассмотрении в составе таких зелий всегда можно обнаружить или мощные фитонциды (что лишний раз указывает на инфекционную природу астмы) или же ныне опальный эфедрин, являющийся естественным алкалоидом некоторых растений, а по совместительству – и прекрасным бронхолитиком.

Наша практика

До разработки нами (в 1997 году) противохламидийного препарата под рабочим названием Хламицидум (Chlamycidum) и метода микроскопической визуализации цитопаразитарных инфекций мы тоже не имели четкого представления о причинах бронхиальной астмы и пытались лечить её примерно так же, как и все остальные гомеопаты. Некоторым отличием наших подходов от господствовавших в те времена в России было активное применение смесевых гомеопатических средств, что с точки зрения уже набравшего у нас в 90-е годы силу кентианства, было неслыханной ересью и глумлением над святынями «классической гомеопатии», за которую это самое кентианство себя и выдавало, пользуясь неопытностью и простодушием гомеопатических неофитов, искренне веривших в то, что штудируя переводную писанину Кента и его современных адептов из числа индийских шудр, они приобщаются к таинствам гомеопатии.
Но уже к концу 1997 года у нас появились подозрения, что бронхиальная астма (и вообще – атопия) каким-то образом может быть ассоциирована с хламидиозом. По мере накопления клинического опыта эти подозрения только усиливались и наконец переросло в уверенность. Одновременно в этом заболевании всё отчетливее прорисовывалась и роль микоплазм. В этой связи на смену чисто симптоматическому лечению пришла более сложная стратегия, предусматривающая эрадикацию сочетанной хламидийно-микоплазменной инфекции с подключением симптоматических средств лишь по мере надобности.
Вообще говоря, эта стратегия принципиально ничем не отличается от применяемой при лечении атопического дерматита. Разница состоит только в том, что бронхиальный эпителий не может быть подвергнут ревизии с такой же легкостью, как кожные покровы. Притом о его состоянии приходится судить по косвенным признакам и результатам анализа микрофлоры. Кроме того, набор вспомогательных средств, применяемых нами при лечении бронхиальной астмы существенно отличается от набора, применяющегося при атопическом дерматите.
Если пациент не применяет каких-либо антипатических средств, или его состояние таково, что он легко может без них обойтись, то эти средства рекомендуется исключить, т.к. они могут мешать действию гомеопатических и затруднять мониторинг лечебного процесса. Если пациент применяет бронхолитики симптоматически, их прием рекомендуется минимизировать, руководствуясь принципом разумной достаточности; впрочем, точно такие же рекомендации пациент уже должен был получить от благоразумного пульмонолога, назначившего симптоматический препарат. Очень часто пациенту удается подобрать симптоматический гомеопрепарат, не уступающий по эффективности назначенному пульмонологом; при этом отпадает потребность в токсичном антипатическом средстве, и его можно смело отложить, однако всегда иметь при себе как запасной вариант (прием гомеопатических препаратов не уменьшит его активности). Если же пациент использует средства превентивной (поддерживающей) терапии, особенно, гормональные, то, как правило, лечение осуществляется «сквозь» химиотерапевтический фон, а решение об отмене или уменьшении дозы поддерживающих средств по мере того, как состояние пациента будет стабилизироваться, остается за пульмонологом, их назначившим.
Как уже было упомянуто выше, стратегической целью при лечении бронхиальной астмы является полная эрадикация хламидийно-микоплазменного микста. При её достижении нормализация иммунитета и исчезновение атопии (а значит, и бронхиальной астмы) происходит автоматически и становится лишь вопросом времени. Однако, преследуя эту цель, приходится считаться с серьезной опасностью, которую таят в себе астматические приступы, и принимать все меры к тому, чтобы они не угрожали жизни пациента. Поэтому пациент, как правило, снабжается несколькими симптоматическим средствами, которые в легких случаях являются заменой ранее применяемым антипатическим средствам, а в тяжелых – дополнительной страховкой на случай их недостаточной эффективности.
Процесс уничтожения цитопаразитарных инфекций (коими и являются хламидии с микоплазмами) не может происходить так же быстро, как уничтожение острых. Причин тому несколько, но здесь не имеет смысла на них останавливаться, т.к. они подробно рассматриваются в соответствующих статьях, которые можно найти на нашем сайте. Заметим лишь, что процесс эрадикации может быть существенно ускорен подключением к этиотропным (т.е. действующим на инфекцию - причину болезни) гомеопатическим средствам неконфликтных с ними рассасывающих. Таким образом, всякий раз, когда состояние пациента стабилизируется, мы стремимся переключаться на подобные комбинации с тем, чтобы лечение не затягивалось. Но и при такой терапии лечение может продолжаться многие месяцы, причем, независимо от того, как быстро удалось избавить пациента от бронхоспазмов. Ведь астма – лишь одна из многочисленных ипостасей хламидийно-микоплазменного микста, и уход инфекционного фокуса из бронхов еще не означает, что болезнь побеждена окончательно и бесповоротно. Победа наступает лишь тогда, когда самочувствие пациента нормализуется по всем параметрам, а в мазках исчезают даже следовые количества возбудителей.
В среднем бронхиальная астма, будучи заболеванием жизнеугрожающим, гомеопатическому лечению поддается легче, чем атопический дерматит. Особенно это заметно в случаях, когда она дебютировала, минуя кожную стадию. Когда же бронхиальная астма развивается непосредственно из атопического дерматита как следствие атопического марша, то процесс выздоровления в соответствии с принципом «обратного кино», почти всегда проходит стадию атопического дерматита, и в какой-то момент взамен астматических приступов появляются кожные высыпания, которые, однако, бывают менее упорными, чем при действительном атопическом дерматите.

Наш противоастматический арсенал

Несмотря на то, что среди применяемых нами гомеопатических средств имеется довольно много общеупотребительных (их можно купить без рецепта в гомеопатических аптеках), мы категорически не рекомендуем вам заниматься самолечением, и в который раз напоминаем: при самолечении любыми доступными в аптеках средствами исчезновение астматических приступов почти никогда не означает устранения цитопаразитарных инфекций, способных вызывать, кроме астмы, множество других не менее опасных заболеваний, среди которых инфаркт миокарда, инсульт и рак. Только полное избавление от цитопаразитов может гарантировать от возврата бронхиальной астмы и возникновения других болезней, ассоциированных с хламидийно-микоплазменным микстом. Поэтому данный раздел предназначен только для ориентации пациентов, имеющих доступ ко всем необходимым для полного излечения препаратам.

Препарат Потенция Режим приема Совместимость Несовмести-
мость
Доступность
ЭТИОТРОПНЫЕ
Chlamycidum - 1-2 раза в день См. ниже M122 Эксклюзив
M122 - 1-2 раза в день См. ниже Chlamycidum Эксклюзив
Cina k6 2-3 раза в день
(гельминтозная псевдоастма)
  M122 Гом. аптеки
Lachesis k10 2 раза в день
(гельминтозная псевдоастма при неэффективности Cina)
Chlamycidum M122 Гом. аптеки
РАССАСЫВАЮЩИЕ
BFS k6, k30 1-2 раза в день Chlamycidum M122 Эксклюзив
Calcarea carbonica k6 2 раза в день   M122 Гом. аптеки
Thuja k6, k30 1-3 раза в день Chlamycidum   Гом. аптеки
ВСПОМОГАТЕЛЬНЫЕ
Acidum hydrocyanicum k6 Симптоматически
(внезапный приступ со сжатием в области гортани )
M122 Chlamycidum Гом. аптеки
Apis mellifica k3 Симптоматически
(удушье с учащением дыхания и отёчностью горла)
M122   Гом. аптеки
Arsenicum album k6 Симптоматически или курсом
(ночное учащение приступов, хуже от питья)
    Гом. аптеки
Blatta orientalis k6 Только во время приступа
(самостоятельно или при недостаточности Arsenicum album)
    Гом. аптеки
(редко)
CGS k6 Симптоматически или курсом
(эмфизема, тягучая мокрота, затруднение дыхания лёжа)
    Эксклюзив
Chlorum k5 Симптоматически или курсом
(препарат нестоек)
    Гом. аптеки
(редко, под заказ)
Coca k6 Симптоматически
(при спазмах)
Chlamycidum M122 Гом. аптеки
(редко)
Hepar sulfuris k10 2 раза в день или симптоматически
(приступ провоцируется холодным сухим воздухом)
M122 Chlamycidum Гом. аптеки
Kalium sulphuricum k6 2-3 раза в день
(клокочущее дыхание, отхаркивается желтая слизь)
M122 Chlamycidum Гом. аптеки
Laurocerasus k3 Перед сном или симптоматически
(ухудшение при переходе из лежачего положения в сидячее)
M122 Chlamycidum Гом. аптеки
(редко)
Natrium sulphuricum k6 2 раза в день
(«влажная» астма, приступы провоцируют сырость и переохлаждение)
Chlamycidum, M122   Гом. аптеки
Nux vomica k8 По вечерам или ночью
(бессонница, астма в сочетании с желудочными симптомами)
Chlamycidum M122 Гом. аптеки
Sambucus nigra
k3 Симптоматически
(затрудненный выдох)
M122 Chlamycidum Гом. аптеки
Sulphur
k6 Однократно
(клещевая астма; применять с осторожностью!)
    Гом. аптеки
Примечания:
Потенции препаратов могут быть и другими. В нашей практике препараты в потенции «3» (не зависимо от аффикса) обычно принимаются 2-4 раза в день, в потенции «6» - 2-3 раза в день, «12» - 1-2 раза в день, «30» - 1 раза в день и реже. Но эта рекомендация не строгая, особенно, при симптоматическом приеме. Если это возможно заметить, последующую дозу лучше всего принимать, когда почти отработала предыдущая (прекратилось улучшение).
Разовая доза не имеет большого значения. Её можно самостоятельно варьировать в широких пределах по своему усмотрению, стремясь получить наилучшее соотношение между ней и желаемым эффектом, который не имеет от неё прямой или обратной зависимости. Разовый прием более 5-8 драже, как правило, не имеет смысла. Помните об экономии лекарств - они бесплатны только для вас, но не для нас. Для определения "стартовой" разовой дозы у детей рекомендуем исходить из расчета 1 драже на 15 кг веса с возможной последующей корректировкой. Никогда не давайте твердые препараты или их растворы в воде спящему или лежащему ребенку! Они могут попасть в воздухоносные пути и вызвать спазм. Грудничкам вообще безопаснее давать раздавленное драже, припудривая им язык или слегка увлажненную соску (сосок) перед кормлением.
Более подробное описание препаратов ищите на нашем сайте или в гомеопатической литературе.

В.Д., 20 июля 2010.
Последняя корректура - 20.07.2010


Актуальная эпидемиологическая ситуация.
11.07.2017
Тематическое обновление на форуме....

Новости форума
08.05.2017
Теперь незарегистрированные пользователи могут не только просматривать Общий форум, но...

Опрос о доверии гомеопатии
05.12.2016
Вопрос был сформулирован следующим образом: Имели ли вы дело с гомеопатией...

Наш адрес: г. Москва, Медовый переулок 5 м. Электрозаводская

Карта сайта
Список всех статей имеющихся на сайте

Яндекс.Метрика